Куперс

Бухучет и анализ

Устранение недостатков товара

Обобщение судебной практики рассмотрения споров, связанных с применением некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующего вопросы качества товара по договору купли – продажи

В соответствии с планом работы на 1 полугодие 2011 года, утвержденным Постановлением Президиума арбитражного суда Астраханской области от 30.12.2010 г. № 3, подготовлено Обобщение судебной практики рассмотрения споров, связанных с применением некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующего вопросы качества товара по договору купли – продажи.

Правовое регулирование отношений по поводу качества товара по договору купли – продажи осуществляется нормами права, содержащимися в статьях 469 — 477 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В основном в арбитражном суде сформирован единый подход к применению законодательства, регулирующего спорные отношения в данной области.

В то же время имеют место правовые ситуации, оценка судами которых не нашла в настоящее время широкого распространения и толкование норм права, применяемых при рассмотрении таких споров, не сформировалось в единую устойчивую позицию.

Настоящим обобщением, исходя из анализа рассмотренных судьями Арбитражного суда Астраханской области в 2008 – 2010г.г. дел, для целей дальнейшего формирования единообразия судебной практики по вопросу качества товара по договору купли – продажи предлагается для рассмотрения правовая позиция Арбитражного суда Астраханской области, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Поволжского округа по конкретным делам, в отношении вопросов по которым судебная практика имеет недостаточное освещение.

1. Чтобы иметь возможность реализовать права, установленные частью 1 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации, покупатель должен соблюдать правила, касающиеся проверки качества товара и сроков обнаружения недостатков в товаре. Проверка качества товара должна осуществляться с соблюдением требований закона, иных правовых актов или государственных стандартов, или условий договора.

Установленное пунктом 1 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации правило о праве покупателя потребовать от продавца возмещения своих расходов на устранение недостатков товара не связывает возникновение такого права с тем, понесены ли покупателем фактически такие расходы или они будут понесены в будущем.

Общество с ограниченной ответственностью «Л» (покупатель) обратилось в арбитражный суд с иском об обязании общества с ограниченной ответственностью «П» (продавец) заменить некачественный товар – контейнеры рефрижераторные, переданные обществу «Л» по договору купли-продажи, на такой же товар, пригодный для использования по назначению.

Исковые требования предъявлены со ссылкой на нормы статей 469, 474, 475 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы тем, что обнаруженные недостатки товара не могут быть устранены истцом без несоразмерных расходов на устранение и затрат времени.

Впоследствии истец изменил предмет иска на взыскание с ответчика суммы его расходов на устранение недостатков товара.

При рассмотрении спора суд установил, что между сторонами заключен договор купли-продажи, предметом которого явились бывшие в эксплуатации рефрижераторные контейнеры.

После доставки товара на свою территорию истец произвел их проверку, в результате которой было выявлено, что рефконтейнеры находятся в неисправном состоянии.

Ответчик, извещенный истцом о необходимости прибытия представителя продавца для совместного осмотра приобретенного товара и проверки его качества, от участия в проверке отказался.

Проведенной по назначению суда экспертизой установлено, что контейнеры не пригодны для эксплуатации по назначению, так как находятся в аварийном состоянии. Экспертом определено, что неисправности рефконтейнеров могли возникнуть во временной период, значительно превышающий период времени от даты передачи товара продавцом покупателю до момента проведения осмотра данных рефрижераторов экспертом.

Также эксперт пришел к выводу о том, что неисправности рефконтейнеров являются устранимыми. Экспертом определена величина затрат, необходимых на устранение выявленных неисправностей контейнеров.

Удовлетворяя требования истца, суд исходил из следующего.

Пунктами 1 и 2 статьи 469 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи.

При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

Кроме того, положения пункта 1 статьи 470 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливают, что товар, который продавец обязан передать покупателю, должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 настоящего Кодекса, в момент передачи покупателю и в пределах разумного срока должен быть пригодным для целей, для которых товары такого рода обычно используются.

В своем договоре истец и ответчик не оговорили условие о качестве товара. В таком случае, приобретенные истцом рефрижераторные контейнеры ответчик должен был передать в состоянии, пригодном для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

При этом положения данной статьи не устанавливают каких-либо особенностей применения данной правовой нормы для товара, представляющего из себя новую вещь либо вещь, бывшую в эксплуатации.

Рефрижераторный контейнер представляет собой несущий каркас и рефрижераторную установку, обеспечивающую условия холодильной камеры и отапливаемого помещения внутри корпуса.

Следовательно, ответчик должен был передать истцу рефрижераторные контейнеры в состоянии, способном выполнять вышеописанные функции.

Судом не было установлено, что ответчиком были оговорены недостатки товара, в связи с чем был сделан вывод, что истец при заключении договора рассчитывал на приобретение товара, не имеющего недостатков.

Данные условия ответчиком соблюдены не были.

При нарушении продавцом условий договора о качестве товара покупатель по своему выбору вправе потребовать от продавца: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; возмещения своих расходов на устранение недостатков товара (пункт 1 статьи 475 ГК РФ).

Однако чтобы иметь возможность реализовать права, покупатель должен соблюдать правила, касающиеся проверки качества товара и сроков обнаружения недостатков в товаре. Проверка качества товара должна осуществляться с соблюдением требований закона, иных правовых актов или государственных стандартов, или условий договора.

Сторонами не был установлен порядок проверки качества товара.

В таком случае, проверка качества товара должна быть произведена в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно применяемыми условиями проверки товара, подлежащего передаче по договору купли-продажи, что следует из пункта 2 статьи 474 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Такой порядок, как проверка истцом качества товара после его доставки на свою территорию в течение от 7 до 3 дней после вывоза контейнеров с территории ответчика, то есть в разумный срок, и с учетом того, что ответчик был приглашен истцом на осмотр товара и, следовательно, имел возможность указать на недостатки, которые, по его мнению, могли бы возникнуть после того, как истец вывез рефконтейнеры с территории ответчика, суд в данной сложившейся ситуации признал правомерным, не нарушающим чьи-либо права, в том числе, и продавца.

Истцом в качестве способа защиты избрано предусмотренное пунктом 1 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации право покупателя потребовать от продавца возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.

Установленная экспертизой стоимость восстановительного ремонта рефрижераторных контейнеров в данном случае явилась расходами истца (покупателя) на устранение недостатков товара.

При этом суд указал, что установленное пунктом 1 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации правило о праве покупателя потребовать от продавца возмещения своих расходов на устранение недостатков товара не связывает возникновение такого права с тем, понесены ли покупателем фактически такие расходы или они будут понесены в будущем.

Арбитражными судами апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

2. При применении пункта 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации суд должен выяснить, имеется ли существенное нарушение требований к качеству товара, которое закон определяет как: обнаружение неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков.

Индивидуальный предприниматель З. (покупатель) обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю Ф. (продавец), Обществу с ограниченной ответственностью «Р» (завод – изготовитель) о расторжении договора купли – продажи автобуса и о взыскании уплаченной за товар денежной суммы.

Требования мотивированы выявленными при эксплуатации транспортного средства недостатками.

Судом исковые требования в части взыскания уплаченной за товар денежной суммы удовлетворены, поскольку суд из материалов дела не усмотрел, что недостатки автомобиля возникли вследствие нарушения истцом правил пользования товаром и его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Суд указал, что в выявленные истцом процессе эксплуатации автомобиля дефекты в силу пункта 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации признаются судом существенным нарушением требований к качеству товара, дающим покупателю право отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за автомобиль денежной суммы.

При применении пункта 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации совокупности всех перечисленных в ней обстоятельств не требуется, и выявление недостатков товара является достаточным условием, которое дает покупателю право требовать расторжения договора купли-продажи и возврата уплаченных по нему денежных средств.

Суд апелляционной инстанции решение Арбитражного суда Астраханской области отменил, в иске отказал, указав, что истец не доказал, что в проданном ему автобусе имеются либо неустранимые недостатки, либо недостатки, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат по времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения. В то же время экспертами установлен устранимый характер дефектов, обнаруженных в автобусе, поэтому ответчик не допустил существенного нарушения договора, и оснований для расторжения договора не имеется.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что указанное не лишает истца права на предъявление требований в порядке пункта 1 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отменив судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, суд кассационной инстанции указал следующее.

Установив, что выявленные дефекты носят эксплуатационный характер, суду необходимо было исследовать вопрос, не возникли ли указанные недостатки в результате ненадлежащей эксплуатации истцом транспортного средства, что является основанием для освобождения ответчика от ответственности. При наличии дефектов производственного характера суду необходимо исследовать вопрос о наличии оснований, установленных статьей 475 Гражданского кодекса Российской Федерации для удовлетворения или отклонения заявленного иска. При этом суд кассационной инстанции отметил, что судом не дана оценка таким требованиям, как неоднократность выявленных недостатков или несоразмерность затрат времени по их устранению.

Федеральное государственное учреждение «П» (покупатель) обратилось в арбитражный суд Астраханской области с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Т» (продавец) о взыскании стоимости турбокомпрессора.

Требования истца мотивированы тем, что ответчик произвел поставку турбокомпрессора ненадлежащего качества.

В обоснование своих доводов о ненадлежащем качестве поставленного турбокомпрессора истец сослался на рекламационный акт и на заключение эксперта торгово-промышленной палаты.

Судом в удовлетворении исковых требований отказано, поскольку истец не доказал наличие у переданного товара существенных нарушений требований к качеству и, соответственно, у истца не имеется прав на односторонний отказ от исполнения обязательств и на возврат уплаченной за товар суммы.

Суд указал, что, обращаясь с требованием, основанном на положениях пункта 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации, покупатель должен доказать наличие существенного нарушения требований к качеству товара, позволяющее ему воспользоваться правом на отказ от исполнения договора купли-продажи и заявить требование о возврате уплаченной за товар денежной суммы.

При рассмотрении спора суд установил, что истцом не представлено надлежащих доказательств, подтверждающих наличие существенных нарушений требований к качеству спорного оборудования, возникших до передачи его покупателю.

Суд отклонил представленное истцом заключение эксперта торгово-промышленной палаты, признав, что оно не отвечает признакам допустимости доказательств, установленным статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку не имеет отношения к спору по качеству турбокомпрессора ТК 21С-01СП с заводским номером 3702. Фактически экспертом был произведен визуальный осмотр и проверка качества турбокомпрессора ТК 21С-01СП серийный номер 0703-042.

При этом суд также установил, что при пусконаладочных работах использовалось масло, не соответствующее предъявляемым требованиям по своим физико-химическим показателям, что могло привести к возникновению дефектов в поставленном оборудовании.

Индивидуальный предприниматель «А» обратился в арбитражный суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «П» с требованиями о признании отказа от исполнения договора купли-продажи обоснованным и о взыскании уплаченной за товар – автомобиль Maxus LD 100 денежной суммы.

Требования истца мотивированы тем, что ответчиком поставлен товар ненадлежащего качества, в ходе эксплуатации приобретенного у ответчика автомобиля в пределах гарантийного срока истцом были выявлены существенные нарушения качества товара

Суд в иске отказал, указав, что неисправности автомобиля возникли в процессе его эксплуатации; выявленные в автомобиле дефекты являются устранимыми и не относятся к недостаткам, устранение которых связано с несоразмерными расходами и затратой времени, что не позволяет говорить о существенном нарушении требований к качеству переданного ответчиком товара в значении пункта 2 статьи 475 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции требования истца удовлетворил, указав, что неоднократность выявления недостатков либо проявление их вновь после устранения, независимо от того, являются ли эти недостатки устранимыми или нет и какие затраты требуются для их устранения, свидетельствуют о том, что имеет место существенное нарушение требований к качеству товара. Исходя из положений статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что нарушение качества товара является существенным, если оно, в том числе, проявляется неоднократно.

Суд апелляционной инстанции также отметил, что гарантийный ремонт спорного автомобиля производился ответчиком неоднократно; после устранения одной неисправности в двигателе, в этом же агрегате проявлялись другие неисправности, которые без очередного гарантийного ремонта не позволяли использовать товар по назначению.

Само отнесение законом фактов неоднократного выявления недостатков, либо проявления недостатков вновь к существенным нарушениям требований к качеству товара предполагает, что ранее выявленные недостатки должны быть устранены, в данном случае устранение произведено путем гарантийного ремонта и замены запасных частей.

Доказательств того, что автомобиль мог эксплуатироваться истцом без ремонта или замены деталей ненадлежащего качества, в деле не имеется.

Поскольку истец неоднократно обращался к ответчику с требованием об устранении недостатков переданного ему по договору купли-продажи автомобиля, а после устранения ответчиком недостатков автомобиля они проявлялись вновь, индивидуальный предприниматель «А» вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. При этом довод ответчика о том, что в настоящее время он готов заменить неисправный цилиндр сцепления на проданном автомобиле, правового значения для разрешения спора по существу не имеет, поскольку истец в настоящее время вправе и желает воспользоваться своими правами, предусмотренными пунктом 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации.

3. Длительное невыполнение продавцом ремонта неисправного плоттера квалифицировано судом как существенное нарушение требований к качеству товара, предоставляющее покупателю право отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Общество с ограниченной ответственностью «В» обратилось в арбитражный суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Т» о взыскании уплаченной за товар – плоттер НР Design Jet денежной суммы.

Судом установлено, что между сторонами заключен договор купли-продажи, в соответствии с которым ответчик, выступая продавцом, передал истцу товар – плоттер НР Design Jet. Спустя 4 месяца плоттер пришел в неисправное состояние. Согласно заключению экспертной организации при диагностике выявлена ошибка 01.13., принтер является неработоспособным. Приняв плоттер в ремонт, ответчик в течение длительного времени ремонт не производил и, спустя 4 месяца после сдачи товара для осуществления ремонта, истцу в отремонтированном виде возвращен не был, что явилось основанием для обращения истца с иском в арбитражный суд.

Возражая против иска, ответчик сослался на то, что истец, как потребитель, не может в одностороннем порядке расторгнуть договор, а ссылка истца на пункт 2 статьи 475 ГК РФ является необоснованной, поскольку изначально товар был поставлен надлежащего качества. Кроме того, ответчик указал, что накладная от 06.02.2008 года, свидетельствующая о передаче истцом товара на ремонт, является договором на гарантийный ремонт, и поскольку сторонами срок ремонта не определен, то, следовательно, истец согласился с тем сроком, который указала сервисная организация и ответчиком он не нарушен.

Удовлетворяя требования истца, суд исходил из следующего.

Пунктом 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено право покупателя отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы в случае существенного нарушения требований к качеству товара, в частности обнаружения недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных затрат времени.

Выполнение ремонта в течение более 4 — х месяцев суд не отнес к соразмерным затратам времени устранения недостатков товара.

Довод ответчика о том, что накладная от 06.02.2008 года, свидетельствующая о передаче товара на ремонт, является самостоятельным договором на гарантийный ремонт между ним и ответчиком, суд признал необоснованным, поскольку устранение недостатков товара является обязанностью продавца в рамках заключенного им с покупателем договора купли – продажи, а не самостоятельной сделкой и накладная, в данном случае, является лишь документом, подтверждающим передачу вещи.

4. Приобретение товара для использования в предпринимательской деятельности, а не для личного использования не имеет юридического значения для целей установления ответственности продавца за недостатки товара, возникшие в период гарантийного срока, а также его обязанности по доказыванию обстоятельств, связанных с моментом возникновения недостатков товара.

Индивидуальный предприниматель «П» обратилась в арбитражный суд к индивидуальному предпринимателю «К» с иском о взыскании стоимости швейной машинки.

В обоснование исковых требований истец ссылается на статьи 469, 470, 471, пункт 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судом установлено, что по заключенному между сторонами договору купли – продажи ответчик (продавец) передал истцу (покупатель) товар — швейную машинку.

На товар продавцом была установлена гарантия качества на срок 12 месяцев.

В течение гарантийного срока в швейной машинке возникли неисправности.

Обращение истца о гарантийном ремонте швейной машинки оставлено ответчиком без удовлетворения.

Данное обстоятельство явилось основанием для обращения истца с иском в суд.

Возражая против иска, ответчик указал на то, что ремонт машинки не может быть осуществлен по гарантийным обязательствам, поскольку «П» использует спорную машинку в коммерческих, а не в личных целях.

Удовлетворяя требования истца, суд исходил из следующего.

В силу пункта 2 статьи 476 Гражданского Кодекса Российской Федерации в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Таким образом, бремя доказывания причин возникновения недостатков товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, возлагается на продавца. Пока не доказаны причины возникновения недостатков товара, предполагается ответственность за них со стороны продавца, а не покупателя. В связи с этим покупатель не должен нести затраты на ремонт до установления причин возникновения неисправности по его вине.

Суд при этом отметил, что независимо от целей приобретения товара, при выдаче продавцом на товар гарантии качества, товар в течение гарантийного срока должен отвечать тем требованиям по качеству, которые относятся к категории этого товара, и продавец отвечает в этом случае за недостатки товара в силу вышеназванных положений пункта 2 статьи 476 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Ответчик не доказал, что недостатки в швейной машинке возникли после ее передачи истцу вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

В силу пункта 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Установив, что выявленные в швейной машинке недостатки относятся к существенному нарушению требований к качеству товара, суд указал, что предприниматель «П» вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи на основании пункта 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации и требовать возврата уплаченной за швейную машинку денежной суммы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон) исполнитель обязан выполнить работу (оказать услугу), качество которой соответствует договору. Однако, если между потребителем и исполнителем специально не оговорено условие о качестве, то исполнитель обязан выполнить работу (оказать услугу) в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями для целей, для которых эта работа или услуга такого рода обычно используются.

При этом, Ваши указания относительно целей выполнения работы или оказания услуги являются для исполнителя обязательными.

И так, что же делать, если Вы обнаружили недостатки выполненной работы или оказанной услуги?

Законпредоставляет в пункте 1 статье 29 несколько альтернативных вариантов, Вы вправе по своему выбору потребовать:

  • безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги);
  • соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги);
  • безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь;
  • возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Стоит обратить внимание, что исполнитель обязан выплатить Вам неустойку за нарушение срока окончания выполнения работы (оказания услуги) в случае, если Вы предъявили требование о безвозмездном устранении недостатков или об изготовлении другой вещи или же о повторном выполнении работы (оказании услуги).

Также Вы вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не будут устранены исполнителем.

В какой срок необходимо предъявить требования?

Вы можете предъявить требования непосредственно в момент принятия работы (услуги)или на этапе выполнения работы (услуги), если Вы уже видите, что она не соответствует качественным характеристикам, обусловленным договором.

Однако, иногда при принятии работы (услуги) не всегда удается сразу же определить имеющийся недостаток в ее качестве. Для этого случая Закон устанавливает для нас 2 вида сроков: гарантийный срок и разумный срок.

Гарантийным называется срок, определенный договором, в течении которого исполнитель обязан устранить допущенные им недостатки в качестве работы или услуги, а в случае возникновения разногласий именно на исполнителе лежит обязанность доказывания возникновение недостатков после принятия работы или услуги, вследствие нарушения Вами, то есть потребителем, правил использования результата работы или услуги, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Если гарантийный срок не установлен договором, то Вы, как потребитель, вправе предъявить свои требования в разумный срок, который не может превышать 2-х лет с момента принятия работы или услуги (в отношении сооружений или недвижимости данный срок составляет не более 5-ти лет). Однако в данном случае, если у Вас возникнут разногласия с исполнителем обязанность доказывания, что они возникли до принятия или по причинам, возникшим до этого момента ложиться на Вас.

То есть и в том и в другом случае закон наделяет Вас правом обратиться с требованиями к исполнителю после принятия работы или услуги, существенная разница заключается лишь в том, на ком лежит обязанность доказывания. В первом случае (когда гарантийный срок установлен) это обязан делать исполнитель, во втором (когда такой срок не установлен) – Вы.

Здесь стоит отметить, что если Вы выявили недостатки, когда гарантийный срок уже истек, но с момента принятия Вами работы или услуги не прошло еще более 2-х лет, то Вы можете смело обращаться со своими требованиями к исполнителю (в данном случае будут применяться правила о разумной сроке).

Что такое существенные недостатки и на что они влияют?

Существенный недостаток – это неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени. Также к существенным может быть отнесен, например, такой недостаток, который выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения.

В случае, если недостатки в работе являются существенными, Вы можете сразу, не предъявляя никаких из рассмотренных Выше требований и не устанавливая дополнительных сроков для их исполнения, отказаться от исполнения договора о выполнении работы.

Так же признание недостатков существенными влияет на разумный срок предъявления требования о безвозмездном устранении недостатков. В данном случае он будет белее двух лет (пяти лет в отношении недвижимого имущества) но не может превышать установленного на результат работы (услуги) срока службы или, если срок службы не установлен, 10-ти лет со дня принятия результата работы (услуги).

В данном случае исполнитель обязан удовлетворить Ваше требование в течении 10 дней, если же этого не происходит и недостаток является неустранимым, Вы по своему выбору вправе требовать:

  • соответствующего уменьшения цены за выполненную работу (оказанную услугу);
  • возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами;
  • отказа от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и возмещения убытков.

Как правильно предъявить требования исполнителю?

В первую очередь, конечно, лучше лично поговорить с исполнителем. Если же он отказывается выполнить Ваши требования, то их необходимо письменно изложить в претензии (в двух экземплярах), приложить к ней копии имеющихся у Вас документов (договор, чек) и направить один экземпляр заказным письмом с уведомлением в адрес исполнителя, при этом обязательно сохраните почтовую квитанцию об отправлении. Как альтернатива, Вы можете лично передать претензию с приложениями исполнителю, однако необходимо, чтобы исполнитель поставить пометку о принятии на Вашем экземпляре. Дело в том, что на практике исполнитель работы или услуги зачастую данные требования игнорирует или сразу же предлагает решить данный спор в судебном порядке, тогда копия отправления или пометка о принятии будут доказательством факта и даты предъявления Вами требований исполнителю.

В случае, если спор о качестве выполненной работы или услуги невозможно решить по тем или иным причинам во внесудебном порядке, Вы можете обратиться за помощью в составлении искового заявления и представления Ваших интересов в суде к нам, в коллегию адвокатов г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры». Наши юристы обладают обширным опытом защиты прав потребителей.

Политика конфиденциальности интернет-сайта

Настоящая Политика конфиденциальности (далее – Политика) устанавливает правила использования Компанией ПРО-ЮРИСТ ( далее — Компания) сайта WWW.ПРО-ЮРИСТ.РФ ( далее — Сайт) персональной информации, получаемой от пользователей сайта (далее – Пользователи) администратором сайта.

Настоящая Политика конфиденциальности применяется ко всем Пользователям Сайта. Все термины и определения, встречающиеся в тексте Политики толкуются в соответствии с действующим законодательством РФ (в частности, ФЗ «О персональных данных».) Пользователи прямо соглашаются на обработку своих персональных данных, как это описано в настоящей Политике. Использование Сайта означает выражение Пользователем безоговорочного согласия с Политикой и указанными условиями обработки информации. Пользователь не должен пользоваться Сайтом, если Пользователь не согласен с условиями Политики.

1. Персональная информация Пользователей, которую обрабатывает Компания

1.1. Сайт собирает, получает доступ и использует в определенных Политикой целях персональные данные Пользователей, техническую и иную информацию, связанную с Пользователями. 1.2. Техническая информация не является персональными данными. Компания использует сеансовые cookie-файлы для присвоения уникального идентификационного номера вашему компьютеру каждый раз как вы посещаете наш сайт, которые позволяют идентифицировать Пользователя. Файлы cookies – это текстовые файлы, доступные Компании, для обработки информации об активности Пользователя, включая информацию о том, какие страницы посещал Пользователь и о времени, которое Пользователь провел на странице. Сеансовые cookie-файлы удаляются после закрытия браузера. Они используются для поддержания функциональности нашего сайта.

Когда это допустимо, мы используем постоянные cookie, которые не удаляются сразу после закрытия веб-браузера, но сохраняются на компьютере в течение определенного периода времени или пока вы их не удалите. Каждый раз, как вы посещаете наши сайты, наш веб-сервер распознает постоянные cookie, хранящиеся на жестком диске вашего компьютера. Присваивая вашему устройству уникальный идентификатор, мы создаем базу данных ваших действий и предпочтений.

Вместе с тем, cookie-файлы не содержат ваших личных данных, а лишь фиксируют действия на вашем компьютере.

1.3. Сеансовые cookie-файлы не требуют вашего предварительного согласия, так как они необходимы для работы и будут удалены после закрытия веб-браузера.

Посещая наш сайт, вы соглашаетесь на использование постоянных cookie-файлов, если не измените настройки своего компьютера, чтобы эти cookie-файлы не сохранялись.

1.4. Также под технической информацией понимается информация, которая автоматически передается Компании в процессе использования Сайта с помощью установленного на устройстве Пользователя программного обеспечения.

1.5. Под персональными данными Пользователя понимается информация, которую Пользователь предоставляет Компании при заполнении заявки на Сайте и последующем использовании Сайта. Обязательная для предоставления Компании информация помечена специальным образом. Иная информация предоставляется Пользователем на его усмотрение. 1.6. Компания также может обрабатывать данные, сделанные общедоступными субъектом персональных данных или подлежащие опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с законом.

1.7. Компания не проверяет достоверность персональной информации, предоставляемой Пользователем, и не имеет возможности оценивать его дееспособность. Однако Компания исходит из того, что Пользователь предоставляет достоверную и достаточную персональную информацию о себе и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

2. Цели обработки персональной информации Пользователей.

2.1. Главная цель Компании при сборе персональных данных — предоставление информационных, консультационных услуг Пользователям. Пользователи соглашаются с тем, что Компания также может использовать их персональные данные для:

● Идентификация стороны в рамках предоставляемых услуг;

●Предоставления услуг и клиентской поддержки по запросу Пользователей; ●Улучшение качества услуг, удобства их использования, разработка и развитие Сайта, устранения технических неполадок или проблем с безопасностью;

●Анализ для расширения и совершенствования услуг, информационного наполнения и рекламы услуг;

●Информирования Пользователей об услугах, целевом маркетинге, обновлении услуг и рекламных предложениях на основании информационных предпочтений Пользователей;

●Таргетирование рекламных материалов, рассылки индивидуальных маркетинговых сообщений посредством электронной почты, звонки и SMS;

● Проведение статистических и иных исследований на основе обезличенных данных;

2.2. Компания использует техническую информацию обезличено в целях, указанных в пунк-те 2.1.

3. Условия и способы обработки персональной информации Пользователей и её переда-чи третьим лицам.

3.1. Пользователь дает согласие на обработку своих персональных данных путём отправки заявки (любой письменный запрос, содержащий контактные данные).

3.2. Обработка персональных данных Пользователя означает сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных Пользователя.

3.3. В отношении персональной информации Пользователя сохраняется ее конфиденциальность, кроме случаев добровольного предоставления Пользователем информации о себе для общего доступа неограниченному кругу лиц.

3.4. Компания вправе передать персональную информацию Пользователя третьим лицам в следующих случаях:

● Пользователь выразил согласие на такие действия;

● Передача необходима для использования Пользователем определенной услуги Сайта либо для исполнения определенного договора или соглашения с Пользователем;

● Передача уполномоченным органам государственной власти Российской Федерации по основаниям и в порядке, установленным законодательством Российской Федерации;

● В целях обеспечения возможности защиты прав и законных интересов Компании или третьих лиц в случаях, когда Пользователь нарушает условия договоров и соглашений с Компанией, настоящую Политику, либо документы, содержащие условия использования конкретных услуг;

● В результате обработки персональной информации Пользователя путем ее обезличивания получены обезличенные статистические данные, которые передаются третьему лицу для проведения исследований, выполнения работ или оказания услуг по поручению Компании.

4. Меры, применяемые для защиты персональной информации Пользователя.

4.1. Компания принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональной информации Пользователя от неправомерного или случайного доступа, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения, а также от иных неправомерных действий с ней третьих лиц.

5. Разрешение споров.

5.1. Все возможные споры, вытекающие из отношений, регулируемых настоящей Политикой, разрешаются в порядке, установленном действующим законодательством Российской Федерации, по нормам российского права.

5.2. Соблюдение досудебного (претензионного) порядка урегулирования споров является обязательным.

6. Дополнительные условия.

6.1. Компания вправе вносить изменения в настоящую Политику конфиденциальности без согласия Пользователя.

6.2. Новая Политика конфиденциальности вступает в силу с момента ее размещения, если иное не предусмотрено новой редакцией Политики конфиденциальности

6.3. Продолжение использования Сайта после внесения таких изменений подтверждает согласие Пользователя с такими изменениями.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

рассмотрел заявление открытого акционерного общества «Кольская горно-металлургическая компания» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Мурманской области от 31.03.2011 по делу № А42-6981/2010, постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.09.2011 по тому же делу.

В заседании принял участие представитель заявителя — открытого акционерного общества «Кольская горно-металлургическая компания» (истца) — Зыков С.Г.

Заслушав и обсудив доклад судьи Павловой Н.В., а также объяснения представителя участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Открытое акционерное общество «Кольская горно-металлургическая компания» (далее — компания) обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ДИН» (далее — общество) об уменьшении цены за выполненную работу по ремонту гардероба с учетом снижения стоимости изготовленной мебели с 727594 рублей до 409000 рублей.

Решением Арбитражного суда Мурманской области от 31.03.2011 в удовлетворении искового требования отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 27.09.2011 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора указанных судебных актов компания просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм материального права, и принять новый судебный акт об удовлетворении иска.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлении присутствующего в заседании представителя участвующего в деле лица, Президиум считает, что заявление подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Судами установлено и подтверждается материалами дела, что компания обратилась к обществу с письмом от 12.04.2009 № 34600-320 (являющимся одновременно договором № С 3141-37-9), содержащим просьбу о выполнении ремонтных работ по устройству гардероба в здании Дома техники города Мончегорска по ценам и характеристикам, указанным в приведенной обществом таблице, на сумму 727594 рубля. Среди характеристик гардероба в названном письме указывалась характеристика «массив дуба». Платежным поручением от 17.04.2009 № 3246 компания (заказчик) перечислила обществу (исполнителю) 218 279 рублей в качестве аванса. В установленный срок общество по акту приемки от 22.05.2009 № 65, содержащему ссылку на договор № С 3141-37-9, сдало компании выполненные работы.

В процессе эксплуатации в результате растрескивания облицовочного материала выяснилось, что гардероб выполнен не из массива дуба, а из клееной фанеры с облицовкой шпоном. В связи с этим компания обратилась к обществу с претензией от 22.06.2009 № 33700-1258 о корректировке цены договора № С 3141-37-9 с учетом действительной стоимости гардеробной мебели, выполненной с отделкой шпоном, а не из массива дуба.

В ответе на названную претензию общество признало требование компании необоснованным, но выразило готовность к перерасчету стоимости мебели.

Компания обратилась к обществу с претензией от 12.10.2009 об уменьшении цены по договору № С 3141-37-9, так как согласно отчету № 58/10-09 об оценке рыночной стоимости гардеробной мебели (далее — отчет об оценке), составленному привлеченным компанией независимым оценщиком, обществом с ограниченной ответственностью «Оценка-Сервис», рыночная стоимость изготовленной мебели составляет 409000 рублей.

Поскольку последняя претензия была оставлена обществом без ответа, компания обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из следующего. Заключенный между сторонами договор № С 3141-37-9 содержит элементы как договора подряда, так и договора купли-продажи, что допускается в силу части 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс, Кодекс). Основываясь на положениях пункта 1 статьи 723 Гражданского кодекса («Ответственность подрядчика за ненадлежащее качество работ»), суд пришел к выводу о том, что если договором подряда предусмотрен порядок устранения выявленных недостатков результата работы, заказчик не вправе требовать от подрядчика иного по своему выбору. Согласно заявке (письмо-оферта от 12.04.2009 № 34600-320) общество несет ответственность за качество материала для изготовления изделий, на работы устанавливается гарантийный срок 24 месяца. Исполнитель обязан своевременно устранять недостатки и дефекты, выявленные заказчиком при приемке работ в течение гарантийного срока. Следовательно, требование о соразмерном уменьшении установленной за работу цены не соответствует предусмотренной сделкой ответственности за ненадлежащее качество работы в период гарантийного срока. Результат выполненных обществом работ в полном объеме использован компанией. Вместе с тем материалами дела вина общества в предоставлении некачественного материала для выполнения работ не подтверждается. Так, из отчета об оценке усматривается, что комплект гардеробной мебели, принадлежащий компании, находится в отличном состоянии, физический износ объекта отсутствует. При таких обстоятельствах доводы компании о том, что товар передан ненадлежащего качества, не нашли подтверждения.

Кроме того, суд первой инстанции указал, что, поскольку из письма-оферты от 12.04.2009 № 34600-320 и акта от 22.05.2009 № 65 не следует, что сторонами согласовано условие о товаре, передаваемое имущество не конкретизировано, оснований полагать, что мебель должна была быть изготовлена из массива дуба в том понимании, которое придает этому понятию компания, не имеется.

Суды апелляционной и кассационной инстанций с выводами суда первой инстанции согласились. При этом суд кассационной инстанции также отметил отсутствие доказательств того, что при оформлении предложения на ремонт компания заказывала изготовление мебели по конкретному образцу или конкретному описанию, а также то, что стороны исходили из различной трактовки определения «массив дуба», и соответственно, стоимости этих работ.

Между тем судами не приняты во внимание следующие обстоятельства.

Квалифицируя заключенный сторонами договор № С 3141-37-9 как смешанный, суды не учли положения пункта 1 статьи 702 Гражданского кодекса, который определяет предмет договора подряда как обязанность одной стороны (подрядчика) выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, и обязанность второй стороны (заказчика) принять результат работы и оплатить его. Именно таким образом определили свои обязательства компания и общество в договоре № С 3141-37-9, согласовав обязанность общества (подрядчика) по осуществлению ремонтных работ по устройству гардероба, включающих изготовление гардеробной мебели, и обязанность компании (заказчика) по принятию и оплате выполненных обществом работ. Следовательно, данный договор является договором подряда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 704 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется иждивением подрядчика — из его материалов, его силами и средствами.

В договоре сторонами согласована такая качественная характеристика мебели, как материал, из которого она должна быть изготовлена. Стороны определили, что таким материалом должен являться массив дуба, а не клееная фанера с облицовкой шпоном, которая фактически использовалась подрядчиком.

Ссылка общества в ответе на претензию от 22.06.2009 № 33700-1258 (письмо от 23.06.2009) и в ходе судебного процесса на различное толкование термина «массив дуба» в деревообрабатывающей промышленности и у предприятий-изготовителей необоснованна, не подтверждается материалами дела и свидетельствует о недобросовестной деловой практике.

Согласно пункту 2 статьи 704 Гражданского кодекса подрядчик несет ответственность за ненадлежащее качество предоставленных им материалов и оборудования.

Ответственность подрядчика за ненадлежащее качество материала для выполнения работы регулируется пунктом 5 статьи 723 Гражданского кодекса, который предусматривает, что подрядчик, предоставивший материал для выполнения работы, отвечает за его качество по правилам об ответственности продавца за товары ненадлежащего качества (статья 475 Кодекса).

Согласно пункту 1 статьи 475 Гражданского кодекса, если недостатки товара не были оговорены продавцом, покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца, а следовательно, и заказчик в договоре подряда потребовать от подрядчика: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.

Заказчик (компания) реализовал право выбора предоставленного ему законом средства защиты в случае использования подрядчиком материала ненадлежащего качества, обратившись с требованием о соразмерном уменьшении цены изготовленной мебели.

Поскольку право заказчика по договору подряда требовать соразмерного уменьшения цены в случае использования подрядчиком материала ненадлежащего качества прямо предусмотрено гражданским законодательством, закрепленная договором № С 3141-37-9 обязанность подрядчика своевременно устранять недостатки и дефекты, выявленные заказчиком при приемке работ в течение гарантийного срока по договору, не является исключительной и не может толковаться как лишающая заказчика права требовать соразмерного уменьшения цены по договору.

Следовательно, у судов не имелось правовых оснований для вывода о том, что, если договором № С 3141-37-9 предусмотрен порядок устранения выявленных недостатков результата работы, заказчик не вправе требовать от подрядчика иного по своему выбору.

Исходя из изложенного, а также учитывая, что при рассмотрении дела подрядчик не оспаривал доводы истца в части суммы истребуемой уменьшенной цены, соответствующее требование заказчика об уменьшении цены по договору № С 3141-37-9 подлежит удовлетворению.

При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты подлежат отмене согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение Арбитражного суда Мурманской области от 31.03.2011 по делу № А42-6981/2010, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2011 и постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.09.2011 по тому же делу отменить.

Иск открытого акционерного общества «Кольская горно-металлургическая компания» к обществу с ограниченной ответственностью «ДИН» удовлетворить: уменьшить цену по договору от 12.04.2009 № С 3141-37-9 до 409000 рублей.

Председательствующий А.А. Иванов

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Марьина А.Н., Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Софьина Александра Владимировича к обществу с ограниченной ответственностью «БРИЗ» о взыскании неустойки, штрафа, компенсации морального вреда по договору участия в долевом строительстве, по кассационной жалобе Софьина Александра Владимировича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя ООО «Бриз» Ситдикова И.Г., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Софьин О.Г. обратился в суд с иском к ООО «БРИЗ» о взыскании неустойки в размере 790 000 рублей, штрафа в размере 50% от цены иска, компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей, возложении обязанности устранить недостатки по договору участия в долевом строительстве на территории подземной автостоянки, указав в обоснование заявленных требований, что 4 декабря 2013 г. между ним и ответчиком был заключен договор N 04/12/2013-175,176 ММ участия в долевом строительстве жилого комплекса с подземной автостоянкой со встроено-пристроенными торгово-офисными помещениями и хореографическим центром по улице Восход Московского района г. Казани, по которому застройщик ООО «БРИЗ» обязался построить и передать в срок не позднее 1 марта 2014 г. (пункт 7.3 Договора) машино-место N 175 общей площадью 19,1 кв.м, и машино-место N 176, общей площадью 31,1 кв.м. 8 апреля 2015 г. в инспекцию государственного строительного надзора подано коллективное заявление, ответ на которое подтверждает необходимость устранения дефектов и недоделки на объекте долевого строительства. 28 апреля 2014 г. состоялся повторный осмотр объекта, дефекты и недоделки из списка замечаний по состоянию на 10 апреля 2015 г. устранены не были. 2 марта 2016 г. ответчику была направлена претензия, в которой Софьин А.В. просил выплатить сумму неустойки за нарушение сроков устранения недостатков выполненной работы.

Представитель ответчика ООО «БРИЗ» в судебном заседании исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении.

Решением Московского районного суда г. Казани от 25 ноября 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с ООО «БРИЗ» в пользу Софьина А.В. взысканы неустойка в размере 100 000 рублей, компенсация морального вреда в размере 1 000 рублей, штраф в размере 50 000 рублей. На ООО «БРИЗ» возложена обязанность устранить недостатки по парковочным местам NN 175, 176, расположенным на подземной автостоянке жилого комплекса по ул. Восход, д. 16, Московского района г. Казани. В удовлетворении остальной части требований отказано.

С ООО «БРИЗ» в доход муниципального образования г. Казани взыскана государственная пошлина в размере 3 500 рублей, в пользу ФГОУ ВПО «Казанский государственный архитектурно-строительный университет» расходы за проведение судебной экспертизы в размере 14 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2017 г. решение суда первой инстанции отменено, вынесено новое решение об оставлении иска Софьина А.В. без удовлетворения.

С Софьина А.В. в пользу ООО «БРИЗ» взыскана государственная пошлина в размере 3 000 рублей, в пользу ФГОУ ВПО «Казанский государственный архитектурно-строительный университет» расходы на проведение судебной экспертизы в размере 14 000 рублей.

В кассационной жалобе, поданной Софьиным А.В. 14 августа 2017 г., ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2017 г.

В связи с поданной кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации А.П. Киселёвым 15 сентября 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 19 декабря 2017 г. кассационная жалоба Софьина А.В. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2017 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что 4 декабря 2013 г. между Софьиным А.В. и ООО «БРИЗ» (застройщик) заключен договор N 04/12/2013-175,176 ММ участия в долевом строительстве жилого комплекса с подземной автостоянкой со встроено-пристроенными торгово-офисными помещениями и хореографическим центром по ул. Восход Московского района г. Казани.

Обязательства по оплате объектов долевого строительства Софьин А.В. исполнил полностью.

11 августа 2014 г. между сторонами подписаны акты приема-передачи машино-мест.

19 августа 2014 г. Софьин А.В. зарегистрировал право собственности на машино-места.

Между участниками долевого строительства и застройщиком неоднократно велись переговоры по вопросам устранения дефектов и недоделок.

2 марта 2016 г. Софьин А.В. направил в адрес ООО «БРИЗ» претензию с просьбой выплатить неустойку за нарушение сроков устранения недостатков машино-мест. Требования Софьина А.В. в добровольном порядке ответчиком удовлетворены не были.

Удовлетворяя заявленные Софьиным А.В. исковые требования в части, суд первой инстанции исходил из того, что объект строительства передан истцу застройщиком с недостатками, которые не устранены. При этом удовлетворяя требование Софьина А.В. о взыскании неустойки за нарушение сроков устранения недостатков выполненной работы, суд уменьшил ее размер в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая Софьину А.В. в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в случае обнаружения в объекте долевого строительства недостатков участнику долевого строительства предоставлены права, предусмотренные статьей 7 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», а не права, предусмотренные Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», поскольку Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» является специальным по отношению к Закону о защите прав потребителей. Однако требований, предусмотренных специальным законом, Софьин А.В. не предъявлял.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на то, что Софьин А.В. не заявлял требование об устранении недостатков в объектах долевого строительства, в связи с чем суд первой инстанции принял решение по незаявленному истцом требованию в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с данным выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 7 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в редакции, действующей на момент заключения договора участия в долевом строительстве) предусмотрено, что застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям.

Согласно части 2 статьи 7 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» в случае, если объект долевого строительства построен (создан) застройщиком с отступлениями от условий договора и (или) указанных в части 1 настоящей статьи обязательных требований, приведшими к ухудшению качества такого объекта, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного договором использования, участник долевого строительства, если иное не установлено договором, по своему выбору вправе потребовать от застройщика; 1) безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; 2) соразмерного уменьшения цены договора; 3) возмещения своих расходов на устранение недостатков.

В соответствии с частью 6 статьи 7 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» участник долевого строительства вправе предъявить застройщику требования в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства при условии, если недостатки были выявлены в течение гарантийного срока.

Пунктом 6.1 договора участия в долевом строительстве предусмотрено, что объект долевого строительства должен соответствовать условиям настоящего договора, либо при отсутствии или неполноте условий настоящего договора требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям, установленным действующим законодательством.

Участник долевого строительства вправе предъявить застройщику требования в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства при условии, если такое качество выявлено в течение гарантийного срока (пункт 6.3. договора).

Согласно части 5 статьи 7 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» гарантийный срок для объекта долевого строительства, за исключением технологического и инженерного оборудования, входящего в состав такого объекта долевого строительства, устанавливается договором и не может составлять менее чем пять лет. Указанный гарантийный срок исчисляется со дня передачи объекта долевого строительства, за исключением технологического и инженерного оборудования, входящего в состав такого объекта долевого строительства, участнику долевого строительства, если иное не предусмотрено договором.

Судом первой инстанции установлено, что машино-места переданы Софьину А.В. 11 августа 2014 г., а 2 марта 2016 г. последний предъявил обществу претензию по выплате неустойки в связи с неустранением недостатков машино-мест, то есть в пределах пятилетнего срока.

Софьин А.В. подписал коллективное обращение участников долевого строительства от 8 апреля 2015 г. в адрес Казанской городской жилищной инспекции с просьбой провести инспекционную проверку жилого комплекса с подземной автостоянкой, поскольку техническое состояние подземной парковки угрожает жизни и здоровью людей.

20 ноября 2015 г. государственная жилищная инспекция Республики Татарстан направила ответ N 10-14/19270, согласно которому застройщик подтверждает наличие ряда протечек в деформационных швах по причине нарушения целостности гидроизоляции, застройщик приступил к устранению указанных недостатков и гарантирует полное устранение в срок до 1 июня 2016 года.

Согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы (время проведения с 8 июня 2016 г. по 5 июля 2016 г., выезд на объект — 21 июня 2016 г.) экспертом выявлено замачивание стен и полов парковки ливневыми водами в результате некачественно выполненных строительно-ремонтных работ, а именно; некачественно выполненная гидроизоляция стен, а также эксплуатационный недостаток: неграмотное устройство водоотведения с приямков на пол подземного паркинга.

В соответствии с частью 9 статьи 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» к отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином — участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I (части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав.

Иные способы защиты гражданских прав могут быть установлены законом.

Если при принятии искового заявления суд придет к выводу о том, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со статьей 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации или статьей 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

По смыслу части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации или части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам.

Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что Софьиным А.В. не предъявлено к ответчику требований предусмотренных Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», в связи с чем судом первой инстанции не могли быть разрешены требования, предъявленные на основании Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», не может быть признан правильным, поскольку сделан без учета разъяснений, содержащихся в указанном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

При этом пункт 5 уточненного искового заявления содержит требование об устранении недостатков по договору долевого участия в строительстве жилого комплекса с подземной автостоянкой N 04/12/2013-175,176 ММ (л.д. 55 оборот), которое и было удовлетворено судом первой инстанции при разрешении спора.

Судом установлено, что между участниками долевого строительства, в их числе и Софьиным А.В., и застройщиком неоднократно велись переговоры по вопросам устранения дефектов и недоделок, обнаруженных на подземной парковке.

Таким образом, в случае неисполнения застройщиком требования участника о безвозмездном устранении недостатков объекта долевого строительства подлежат применению нормы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», устанавливающие санкции за несвоевременное устранение недостатков товара, в части не урегулированной специальным законом.

В силу статьи 20 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

Согласно пункту 1 статьи 23 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Суд апелляционной инстанции не учёл вышеназванные разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также то, что положениями Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» вопрос о взыскании штрафа за неудовлетворение требований в добровольном порядке не урегулирован.

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 17 от 28 июня 2012 г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Учитывая изложенное, Софьин А.В. был вправе потребовать от ООО «Бриз» устранения недостатков переданных машино-мест, выявленных в течение гарантийного срока, а в случае невыполнения указанного требования в установленный законом срок потребовать взыскания с застройщика неустойки.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что участник долевого строительства не может заявить требование о взыскании неустойки за неустранение недостатков объекта долевого строительства, штрафа основанные на положениях Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», не основан на законе.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными, в связи с чем, состоявшееся по делу определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2017 г. нельзя признать законным и оно подлежит отмене с направлением дела в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Марьин А.Н.
Киселёв А.П.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх